Как лечить разрывы, надрывы, растяжения крестообразных связок

Травма крестообразных связок — одна из самых распространенных футбольных травм. Она очень неприятная как по болевым ощущениями, так и в финансовом плане. У нас есть истории двух читателй, которые столкнулись с этой проблемой, прошли лечение и рассказали нам весь процесс.

Что такое крестообразные связки и как их можно повредить

крестообразные связки

Стабильность коленного сустава обеспечивается за счет соединения бедренной кости с костями голени четырьмя связками, которые подвержены различным растяжениям и разрывам:

  • передняя крестообразная;
  • задняя крестообразная;
  • наружная боковая;
  • внутренняя боковая.

Чаще всего разрыв данных связок случается у футболистов, баскетболистов, хоккеистов, лыжников, любителей экстремальных видов спорта и танцоров. Повреждение связок коленного сустава, распространенное среди людей, ведущих активный образ жизни, также нередко происходит и в быту. Например, если оступиться на лестнице или подскользнуться и неудачно упасть.

Самой распространенной травмой коленного сустава является повреждение передней крестообразной связки. Передняя крестообразная связка (ПКС) и задняя крестообразная связка (ЗКС) скрещиваются и обеспечивают поддержку коленного сустава. Главная их задача – не дать голени сместиться вперед или вовнутрь. В отличие от ПКС, повреждение ЗКС случается значительно реже.

Причинами травмы ПКС чаще всего являются резкое торможение во время бега, резкое изменение направления движения, прыжок и приземление на прямые ноги. Также повреждение ПКС могут вызвать удары по колену или бедру, давление на голень или поворот бедра при фиксированной без движения стопе. Если говорить о повреждении ЗКС, то причиной данной травмы является удар по голени спереди.

Три степени разрыва связок

1 степень: незначительный (малый) разрыв связок

В ткани ПКС происходят микро-разрывы, при этом человек испытывает боль. В дальнейшем движения в области коленного сустава сопровождаются болью и небольшим отеком оного.

2 степень: частичный разрыв связок (надрыв связок)

Травма сопровождается теми же симптомами, что и малый разрыв.

3 степень: полный разрыв ПКС

Самая тяжелая степень травмы, сопровождается резкой и сильной болью, в некоторых случаях слышен хлопок от разрыва связки. После травмы возникают ограничение движения из-за сильного отека колена, покраснения кожи в области повреждения, боли в состоянии покоя и движения и нестабильность коленного сустава.

В большинстве случаев происходит частичный разрыв ПКС, нежели полный. Однако такое повреждение имеет склонность повториться еще раз, в результате чего может произойти полный разрыв связки, так как изначальный частичный приводит к меньшей эластичности и истиранию связок.

При травме коленного сустава первым делом необходимо зафиксировать колено, приложить к нему холод, постараться не беспокоить и оградить от каких-либо действий. После этого следует немедленно обратиться к врачу для установки диагноза и дальнейшего лечения.

Точный диагноз при травме коленного сустава поставить без специализированной диагностики невозможно, т.к. многие виды травм колена сопровождаются одинаковыми симптомами. Поэтому для определения повреждения ПКС в первую очередь врач осматривает колено, при этом сдвигая голень вперед. Если голень легко смещается, то имеет место быть разрыв ПКС. Чтобы подтвердить диагноз, проводят рентгенографию и магнитно-резонансную томографию (МРТ) коленного сустава. Данная диагностика позволяет определить не только степень разрыва ПКС, но и состояние костей, прилегающих к суставам тканей, а также исключить разрывы менисков и повреждения суставных хрящей. Если по снимкам картина повреждений не очень ясна, проводят диагностическую артроскопию коленного сустава. Эта небольшая операция проводится при помощи артроскопа, который через микроразрез вводится в полость коленного сустава и позволяет увидеть структуру сустава изнутри. Опираясь на результаты диагностики, врач назначает соответствующее лечение.

В большинстве случаев при разрыве ПКС прибегают к операции по ее восстановлению, так называемой пластике связки. Чаще всего операция показана профессиональным спортсменам и людям, ведущим активный образ жизни. Восстановление после пластики ПКС занимает от 6 до 9 месяцев.

Лечение ПКС без оперативного вмешательства тоже достаточно длительное и включает следующие этапы:

  1. Пункция коленного сустава и ограничение подвижности за счет наложения гипсового лонгета или специального фиксатора на срок до 5 недель.
  2. Соблюдение постельного режима и прием нестероидных противовоспалительных средств. В зависимости от степени травмы, может быть рекомендована ходьба на костылях, дабы исключить нагрузки на колено.
  3. Комплекс физиотерапевтических процедур для уменьшения боли и отека. Курс назначает врач-физиотерапевт.
  4. Массаж травмированного коленного сустава и массаж спины, т.к. передвижение на костылях и хромота плохо сказываются на осанке.
  5. Когда болевые ощущения отсутствуют, выполнение упражнений лечебной физкультуры (ЛФК) после снятия фиксатора, чтобы обеспечить усиленную циркуляцию крови и лимфы в пострадавшие области и разработать мышцы бедра и голени после долгой иммобилизации. Как правило, эти упражнения проводятся под наблюдением инструктора по ЛФК.
  6. Выполнение упражнений на укрепление передней и задней поверхности бедра, чтобы избежать изнашивания коленного сустава из-за отсутствия ПКС.
  7. Ношение специальных фиксаторов, предназначенных для повышения стабильности коленного сустава, когда ПКС не выполняет свою функцию.

Через полтора месяца с момента получения травмы оценивают состояние коленного сустава. Если при умеренных физических нагрузках признаки нестабильности отсутствуют, то лечение прошло успешно. В противном случае имеются показания к оперативному вмешательству. Лечение частичного разрыва ПКС проходит примерно по тем же этапам, в зависимости от степени разрыва связки.

Подборка видео о разрыве ПКС

История Татьяны Козулиной, игрока ЖФК "Звезда"

5 лет назад мне не посчастливилось получить самую серьезную травму крестообразных связок – полный разрыв ПКС правого коленного сустава. Травма нелепая и потому очень обидная. Этого не произошло, если бы я умела сдерживать свои эмоции во время игры в футбол, если бы я не вышла из себя от досады, что моя команда в очередной раз не смогла забить гол, если бы я не подпрыгнула и со злости не ударила ногами в пол, если бы я не приземлилась на прямые ноги… Этих “если бы” так много… Приземление, мгновенная сильная боль в обоих коленях, и я уже сижу на полу, а от боли слёзы из глаз… И как следствие травмы – ограничение движения коленного сустава из-за сильной боли и отека.

О том, что у меня разрыв ПКС, я узнала только через полгода. На следующий день после случившегося в районном травмпункте врач сказал мне, что у меня просто растяжение связок, и мне нужен покой и лечение мазями. Когда со временем боль не прошла, а подъемы и спуск по лестнице, легкий бег и ношение тяжестей стали для меня испытанием, я сделала МРТ коленного сустава и со снимками пришла к тому же врачу. Не увидев ничего криминального на снимках, врач направил меня в 3-ю городскую больницу (больницу Св. Елизаветы) на артроскопию. Там мне посчастливилось встретить замечательного хирурга-ортопеда Александра Тихоновича Володина, который и без операции сказал мне после осмотра, что у меня либо очень сильно надорвана связка, либо ее вообще нет. После операции второй вариант подтвердился – полный разрыв ПКС.

На операцию по восстановлению (пластике) связки я решилась только через год после артроскопии. Сначала А. Т. Володин отговаривал меня от этой операции, рассказывая, каким долгим и сложным будет процесс послеоперационного восстановления. Говорил, что можно просто накачать мышцы бедра и носить фиксатор коленного сустава. Но я решилась на операцию, хотела чувствовать себя полноценным человеком и, возможно, вернуться к игре в футбол. Когда встал вопрос об операции, оказалось, что сама операция бесплатная, но необходимо купить специальные винты, которые будут ввинчиваться в кости и удерживать связку, пока она не приживется. Через три года эти болты рассасываются, как будто их и не было. В 2012 году их стоимость была в пределах 30 тысяч рублей.

Мой врач предлагал мне, как студентке, встать на очередь, чтобы сделать операцию по квоте. Следовательно, винты были бы предоставлены мне бесплатно. Но в силу обстоятельств меня не устроили сроки операции по квоте, и я оплатила расходный материал самостоятельно. В итоге винты, фиксатор на ногу, который не позволял моей ноге сгибаться целый месяц, костыли и платные занятия по ЛФК, на которых я почти 9 месяцев через боль пыталась согнуть ногу (растянуть новую связку) обошлись моей семье в кругленькую сумму порядка 60 тысяч рублей. Но счастье от осознания того, что твоя пятка наконец-то коснулась твоей ягодицы, что ты теперь почти полноценный человек, и все старания твои, твоего хирурга и инструктора по ЛФК не прошли даром, затмевает такие денежные расходы. Я пишу «почти», потому что ни одна серьезная травма не проходит бесследно. И по сей день мое колено дает о себе знать.

Сейчас по прошествии 3 лет с момента операции могу сказать, что она прошла успешно, связка прижилась прочно, за что я очень благодарна Володину Александру Тихоновичу, но боли и отек все равно иногда появляются в коленном суставе. Как говорит мой врач – это начальная стадия артрита. Также такие серьезные травмы оставляют отпечаток и на психологическом состоянии человека. После всего произошедшего мне было сложно скорее психологически, чем физически вернуться к игре в футбол. Мысли о том, что я должна беречь себя, мысли о рецидиве и о том, каким тяжелым было восстановление, не дают мне играть в полную силу. В некоторой степени я боюсь еще раз испытать все те оттенки боли от момента самой травмы до момента, когда моя пятка касается моей ягодицы. Нужно быть бесстрашным человеком, полностью отдающим себя спорту, чтобы не задумываться об этом во время игры. И я не могу сказать, что из этого является самым правильным выбором: бояться и беречь себя или идти напролом и не думать о последствиях. У каждого свой выбор.

В заключение хочу сказать: берегите себя, свои нервы, свои ноги, свое тело. Все болезни от нервов, большинство травм – тоже. Никакие растяжки и разминки не застраховывают от травм. Да, они минимизируют вероятность их получения, но не исключают. Оставляйте все свои эмоции за пределами игровой площадки, не позволяйте им травмировать себя и других людей.

История Сергея Мельникова, игрока "КМС Нева"

Скажу честно, сам раньше думал, что получить серьезную травму, занимаясь непрофессионально, невозможно, но жизнь доказала обратное. В 2011 я получил травму колена. Было больно, колено распухло, но поверить в то, что это что-то серьезней ушиба, я не мог, поэтому ограничился походом в соседнюю травму, где мне посоветовали помазать Долобене-гелем (или чем-то в этом духе)...

Мне вообще подчас кажется, что в травме ВСЕГДА прописывают мазь, от любого недуга, причем всегда одну и ту же. Чтобы не быть голословным: за полгода до этого я пришел к ним с голеностопом, который распух до невероятных размеров, на что доктор дал мне знакомую бумажку с названием все той же мази «трижды в день. Свободен» – таково было его напутствие к скорейшему моему выздоровлению. В общем, порекомендовали мне с моим коленом дома посидеть две-три недели, помазать этой чудо-мазью, после чего уже снова бегать, как ни в чем не бывало.

Выдержав нужный срок, я снова преступил к тренировкам, но понял, что с коленом что-то не так, после чего снова направился в травму, где мне сказали посидеть ещё подольше, тогда и пройдет, мол. Закончилась эта эпопея с мазями и травмпунктами в январе, накануне моего дня рождения, когда левую ногу заклинило в согнутом положении, а разогнуть не оказалось возможным. В больничке констатировали блокаду коленного сустава, после чего откачали из колена кровь (процедура не из приятных, скажу я вам), а после заставили разгибать колено в течении сорока минут. Кончил я раза три, пока разгибал, так как боль просто невыносимая. Справившись с «заданием», меня укатали в гипс по яйц… пардон, до пят, на три недели и посоветовали не затягивать с лечением. Сказали, что у меня застарелая травма мениска. Да неужели…

Пока я был в гипсе, поднял на уши всех своих знакомых и нашел-таки врача, который пообещал помочь мне. Наступил момент-икс – гипс сняли, я сделал МРТ и двинул к врачу в Елизаветинскую больницу (предварительно прогулявшись во Вредена по направлению районного врача, но об этом чуть позже). Александр Тихонович принял меня, как родного, посмотрел мое колено, повертел-покрутил, после чего глянул в снимок МРТ и выдал неутешительное «разрыв менисков однозначно, связки разволокнены, но из-за отека трудно сказать точно, цели ли они, нужно оперировать».

Через несколько дней я уже оказался на больничной койке все той же Елизаветинской больницы, в предвкушении артроскопии менисков. К слову, за операцию на менисках с меня в итоге взяли только десять тысяч, а в том же Вредена просили минимум тридцать пять без разговоров. Саму операцию, понятно, я не помню, но на следующий день меня мой врач сильно огорчил, констатировав полный разрыв крестов и надрыв боковой связки. Сказал, что нужно делать пластику в любом случае. В тот момент я даже не о деньгах думал, признаюсь, но понимать, что оказался вне футбола на год, я не хотел. Кстати, многие боятся оперировать мениски, думают, что это очень больно и долгое восстановление, но ничего подобного, операция вообще пустяковая, а при должном восстановлении вернуться к полноценным тренировкам можно уже через полтора месяца, как оказалось.

Операцию по пластике связок было решено делать через два месяца, когда мышцы придут в порядок. Целых два месяца пришлось работать в зале, постоянно увеличивая нагрузки и подолгу мотая велотренажер. Неуклонно следуя инструкциям моего врача, я подошел к операции в отличной физической форме (правда, до сих пор не понимаю, зачем это нужно было). Что из себя представляет операция – рассказывать не стану, чтобы не портить настроение, а вот о том, что происходило после – пожалуйста. Проснулся я сразу после операции, но боли не было практически – нога была «отключена» полностью. А вот через несколько часов, когда наркоз стал отходить, я вкусил весь спектр неповторимых ощущений. Первая неделя показалась адом, честно. Таких болей, которые не дают заснуть больше, чем на час (пока действует обезболивающее), я никогда прежде не испытывал.

Первый месяц после операции я практически не ходил, лишь изредка совершал прогулки до туалета/кухни, а также меня возили до больницы на перевязки. А ещё через две недели у меня отняли костыли и отправили на реабилитацию, где мне целых две недели делали какие-то процедуры и плавно сгибали ногу (да-да, она вообще не сгибалась). А ещё через месяц я снова вернулся в спортзал/бассейн, где начал уже полноценное восстановление, которое длится и по сей день (пусть уже и в более облегченном варианте). Шесть месяцев подряд я каждый день проводил в зале по три часа, совершая многокилометровые велопробежки, а также проплывая сотни метров подряд. Надеюсь, скоро смогу вернуться и на футбольный стадион, чтобы помочь своей команде в борьбе за титулы.

Есть что добавить?

Мы надеемся, что вам понравилась статья, и будем рады любому комментарию или предложению улучшить материал. Просто напишите нам. Кто знает, может быть, завтра ваш материал уже будет в статье.